Новости клуба gurzuf01

Published on Июль 17th, 2014 | by Андреевский флаг

0

Археологические исследования у скал Адалар в Крыму

Представляем вашему вниманию статью, опубликованную в журнале «Предельная глубина» об экспедиции, в которой наши дайверы принимали непосредственное участие.

«Предельная глубина» уже писала о погружениях в акватории Гурзуфа у Аю-Дага и скал Адалар (№ 10 (12) ноябрь 2006) и рекомендовала со­вершить погружения в этом удиви­тельном месте, в которое стремился попасть каждый школьник нашей Ро­дины — ведь именно здесь находится знаменитый международный детский центр «Артек». Южный берег Крыма вообще удивительно заманчив, но места в Гурзуфе выделяются своей красотой даже на этом фоне. А скалы Адалары редкими жемчужинами ле­жат в синем море. Глубины здесь сравнительно небольшие, до 25 м, правда, бывают сильные течения.

Адалары (в переводе с крымско-та­тарского — Близнецы) являются кеку- рами — столбовидными скалами есте­ственного происхождения в море. Подобные скалы очень часто встреча­ются в регионах Сибири и Дальнего Востока, на берегах Северного Ледо­витого океана. Высота крымских Ада­лар составляет 35 и 48 м над уровнем моря, расположены они на 400 м мо­ристее городского пляжа Гурзуфа. Специфический ветровой режим в районе Главной гряды Крымских гор и сложная гидрологическая ситуация, связанная с постоянным изменением течений вокруг островов, делали дан­ное место особенно опасным для па­русных кораблей при каботажном плавании в древности.
В середине в 1990-х гг. здесь про- водилиа подводные археологические разведки экспедиция Киевского уни­верситета. Вокруг скал тогда были найдены обломки различной антич­ной и средневековой керамики, яко­ря разных исторических периодов. Возможно, что часть этого материала — следы древних кораблекрушений и якорной стоянки. Как раз на берегу в эпоху средневековья на скале Дже- невез-Кая располагалась византий­ская крепость, упоминаемая в тракта­те Прокопия Кесарийского «О постройках» (VII, 11). Благодаря свое­му выгодному географическому поло­жению, данная крепость стала одним из форпостов сперва византийцев, а затем итальянцев в регионе.
Вокруг Адалар на протяже­нии года происходит перемещение песчаного грунта, вызванное сильны­ми подводными течениями разных направлений, которые периодически возникают вдоль береговой полосы. Этот процесс крайне важен при про­ведении новых археологических об­следованиях: необходимо проводить осмотр уже обследованных участков.
Каждый август последних трёх лет здесь проводила новые исследова­ния Гурзуфская подводная археологи­ческая экспедиция, организованная Департаментом подводного наследия Института археологии НАН Украины и кафедрой истории древнего мира и средних веков Киевского нацио­нального университета имени Тараса Шевченко. Археологи вновь верну­лись на это место чтобы перепрове­рить, уточнить и дополнить результаты предыдущих исследований. Сама воз­можность прикоснуться к истории вы­звала у волонтёров экспедиции нема­ло энтузиазма. В организации быта и размещения помогла администра­ция «Артека»: мы смогли воплотить детские мечты попасть в Артек если не школьниками, то хотя бы участни­ками археологической экспедиции. А руководство морского причала дет­ского центра любезно предоставило возможность пользоваться водолаз­ной комнатой, компрессорами, плав­средствами. Содействовали и сотруд­ники пограничной заставы. Многих участников экспедиции манил живот­ный и растительный мир акватории Гурзуфа, но возможность увидеть, отыскать то, что покоится на дне моря уже тысячелетие, и сделать свой вклад в науку, — совершенно другое ощущение, чем простое наблюдение за рыбками…

gurzuf04gurzuf03

Единственное, что слегка омрача­ет настроение при погружениях в этом месте — это постоянное движе­ние на воде. Катера, скутеры, лодки — всё, что имеет свойство двигаться, оказывается, имеет свойство соби­раться в районе вокруг скал Адалар и игнорировать буи для всплытия и «альфу» на мачте катера. Ещё бы — достопримечательность всё-таки ма­нит туристов к себе. Но не только во время всплытия необходимо было постоянно следить за окружающей обстановкой, но и во время нахожде­ния под водой — вдруг кто-нибудь на­верху захочет прямо над нами заяко­риться? Поэтому осторожность тут не помешает даже опытным дайве- рам.
Методика разведочных подводных археологических исследований за­ключалась в использовании обще­принятого полосового поиска с визу­альным осмотром дна. Вместо ходовых тросов использовались на­выки подводной навигации по под­водным компасам и компьютерам. Во время прохождения маршрута на пластиковой планшетке делались пометки про характер дна и измере­ния глубин, проводились археологи­ческие зарисовки. Створы задава­лись вдоль и поперёк подводной каменной гряды на север от Малого Адалара. В случае выявления архео­логического материала (якорь, разва­лы керамики) выкидывался деком­прессионный буй, а сверху с судна обеспечения снималась координата СР8, которая в последствии наноси­лась на карту исследований. Все эта­пы археологического обследования фиксировались на фото и видео.
После непродолжительных сборов на берегу, кладём снаряжение в арте­ковский катер «Ост» и выходим из порта Артека в сторону скал Ада- лар. Августовская жара даёт о себе знать уже с раннего утра. Останавли­ваемся недалеко от скал и свалива­емся с невысокого борта нашего суд­на. Погружение… Вода голубоватого оттенка, ярко светит на поверхности солнце, ты погружаешься и замира­ешь в восхищении. Видимость отлич­ная — после других наших археологи­ческих экспедиций в Ольвии и Акре, когда 2-3 метра было уже роскошью, здесь впечатление такое, что видно далеко-далеко. Видимость до 10 мет­ров.
Глубина между берегом и скалой Малый Адалар достигает 20-21 м, в проливе между Адаларами состав­ляет всего 7-13 м. На запад и восток глубины составляют 28-30 м. Морис­тее Большого Адалара начинается свал глубин до 38-40 м. Достаточно часто наблюдается термоклин от глу­бин 15 м.
Вот и дно: мы «упали» где-то на 20-22 метра. Температура воды за 30°С. В месте погружения поверх­ность дна песчаная, светлая, местами покрытая водорослями. Кое-где вид­неются камни. Начинаем подводную экскурсию, неспешно зависая над дном. При себе имеем несколько фо­то и видеокамер, рулетки, планшетки, метровую археологическую линейку…
А вот и что-то знакомое лежит пря­мо на его поверхности: большой об­ломок стенки средневековой амфо­ры. Наша экспедиция за 3 года исследований собрала значительную коллекцию археологического матери­ала, который ныне хранится в музей­ных фондах.

gurzuf05gurzuf06

gurzuf07gurzuf08

Вся обнаруженная нами керамика представлена тремя хронологически­ ми периодами: римским временем (II- III вв. н.э.), эпохой раннего (УШ-1Х вв.) и позднего средневековья (XIII-XV вв.). Откуда здесь фрагменты древней посуды? Возможно, что эти обломки составляли часть груза древних ко­раблей, потерпевших крушение в этом опасном для каботажного пла­вания месте. И кто знает — может под толщей песка на дне расположено и само судно?! Вот недалеко среди ка­менных глыб лежит большая камен­ная «ступа». Это степс древнего ко­рабля, одна из немногих деталей, которая смогла сохраниться через ве­ка в воде, ведь другие органические остатки, как, к примеру, дерево, не доходят до наших дней. Находки древних фрагментов будят фантазию и заставляют пульс учащаться. Но что это? Неподалёку что-то ярко зеленеет на дне, даже искриться!
Подходим ближе и… лёгкое разо­чарование: это оказывается до боли знакомая бутылка из-под шампанско­го. И ладно бы пустая, да нет — всё-та­ки полная! Но, если подумать, то лёг­кая ирония ситуации прослеживается хорошо: рядом лежит обломок из-под средневековой амфоры, бывшей вместилищем для вина и современ­ная бутылка. Может быть, тут видно преемственность поколений?! Но, ес­ли говорить серьёзно, не очень прият­но встречать на дне такие вот «пода­рочки» — бессмысленные действия некоторых наших младших братьев- туристов совершенно не радуют. Но в подавляющем своем большин­стве находки современной тары на дне не редкость и не случайность, как в нашем случае. Прошли време­на, когда потерпевший кораблекру­шение вкладывал просьбу о помощи в сосуд и доверял его воле волн; мо­жет, метание мусора за борт — это то­же просьба о помощи: помощи в ин­теллектуальной несостоятельности?
Идём дальше и встречаем ещё об­ломки древней тары: попадаются и фрагменты пифосов (более круп­ных, чем амфоры, тарных сосудов), черепицы, поливных мисок, прочей хозяйственной утвари. Да, очевидно в древности Адалары также привле­кали к себе человека, но по разроз­ненным фрагментам на дне очень трудно понять с какими событиями это связано.
Мы вышли на подводную камен­ную гряду, район т.н. «третьих Адалар». Эта гряда тянется от Малого Адалара в сторону берега и возвышается над грунтом на 7-8 м. Именно здесь на­шей экспедиции удалось зафиксиро­вать около десятка средневековых якорей разных форм. К сожалению, практически все они разрушены. От них остались лишь карбонатные корки — их сформировали наросты на металле. Такие корки очень хруп­кие, но всё же сохраняют первона­чальную форму якоря. К сожалению, многие подводные туристы неодно­кратно пытались их поднять или пере­местить, так что многие «якоря» ока­зались разломанными, нарушив первоначальный свой облик…
4 якоря относятся к Т-образному типу византийского времени. На ос­нове раскопок кораблекрушения у ту­рецкого острова Ясси-Ада, где было выявлено 11 подобных якорей, они датируются концом VII-VIII вв. Соглас­но классификации известного иссле­дователя Г. Капитана, этот тип ^ отно­сится к периоду поздней римской империи и Византии. Такой же якорь был поднят из района Адалар и мест­ными жителями Гурзуфа, но без пра­вильной реставрации он оказался со временем полностью утерян.
Другие 4 якоря принадлежат типу Е по Г. капитану и датированы време­нем от XI века. Эти якоря имеют ана­логии из раскопок кораблекрушения XI в. в Серче Лимани (Турция). Такой же якорь украшает вход в одно из гур­зуфских кафе.

Наконец, от одного более позднего якоря сохранилась всего лишь одна лапа.
Подводная гряда представляет со­бой своеобразный природный барь­ер, который при сильных течениях за­держивает археологический материал. В прибрежной же полосе находки полностью отсутствуют, что объясняется проведёнными тут рабо­тами по укреплению и благоустрой­ству береговой линии в 1965 г., уста­новкой волнорезов, насыпкой галечных пляжей. Со слов местных жителей, до этого неоднократно нахо­дилась на берегу и под водой древняя керамика, монеты, свинцовые печа­ти. Кроме того, в районе самих Ада­лар не редки были находки античных свинцовых якорных штоков. Но, к со­жалению, на момент работы экспеди­ции ни одного такого предмета древ­него мореходства обнаружено не было. Увы, сегодня не редки случаи поднятия дайверами подобных арте­фактов и переплавки их на «груза».

gurzuf10gurzuf09

В подводной археологии, равно как в и археологии вообще, существу­ет специальный термин «in situ», озна­чающий изучение предмета в непо­тревоженном состоянии. Даже специ­алист археолог перед смещением или подъёмом любого предмета на по­верхность долго думает о целесооб­разности этого поступка. Делаются фотографии, зарисовки для научных отчётов, а после подъёма начинается кропотливая работа по консервации предметов в лабораториях.
Вдоволь насмотревшись на красо­ты подводного мира начинаем выхо­дить на поверхность — воздух в балло­нах подошёл к критической отметке, хотя желание побыть под водой ещё осталось.
За 3 сезона работ подводной архе­ологической экспедиции вокруг скал Адалар мы совершили около ста по­гружений, было собрано несколько сот фрагментов древней керамики. Каждая находка тщательно зарисо­вывалась, фотографировалась и впоследствии была передана в му­зеи. По итогам работ было подготов­лено несколько сугубо научных публи­каций, сделана серия докладов на археологических конференциях, написано несколько томов отчётов, сданных в профильные архивы.

 

Tags: ,




Comments are closed.

Back to Top ↑